Как вернуть деньги за несостоявшийся Египет

«Комсомольская правда» в Вологде составила «инструкцию по применению». Мы попытались вернуть то, что потратили на турпутевку.

Вечером 6-го ноября я была одной из немногих, кто победно вскинул руки, узнав о запрете полетов в Египет. Путевку на 10 ноября я купила задолго до крушения российского «боинга» над Синаем. И последнюю неделю провела в мучительных раздумьях: ехать или не ехать. Здравый смысл подсказывал сдать билеты. Но в турагентстве предупредили: деньги за отказ от поездки в последний момент мне никто не вернет. Теперь, с облегчением вздохнув, что никто никуда не летит, я была уверена, что получу 100% компенсацию. Форс-мажорные обстоятельства, указ президента и все такое. Но скоро стало понятно: радовалась я рано.

Не хочешь в Турцию? Значит, не хочешь отдыхать!

Спустя сутки раздался звонок из турагентства. Без лишних реверансов мне задали только один вопрос, готова ли я вместо Шарм-эль-Шейха лететь в Анталью? К этому моменту я уже сдала билет на поезд (вылет был из другого города), распаковала чемодан и сообщила на работе, что мой отпуск отменяется. Конечно, я была не готова. На вопрос, можно ли перенести даты вылета или место отправления, мне предложили доплатить за то и другое. В общей сумме получалось еще 8 тысяч рублей. Шесть дней в турецкой Анталье в несезон явно того не стоили. Далее разговор напоминал финал «Поле чудес»:

— Вы готовы полететь в Анталью?

— Деньги!

— Может все-таки полетите в Анталью?

— Я выбираю деньги.

Но о деньгах речь принципиально не шла. В агентстве объяснили, что все средства уже переведены египетской стороне, и вернуть их нет никакой возможности. Аннулировать договор я могу за вычетом расходов туроператора. И мягко добавили, что расходы — это и есть вся сумма, указанная в договоре. Я была в замешательстве. Что-то не сходилось. Если все мои деньги уже «крутятся» в Египте, то за чей счет, позвольте, меня собираются вести в Турцию?

— Туроператор везет вас за свой счет, — как-то неуверенно предположил мой турагент.

— А можно я не поеду, а эти деньги получу наличными? — не сдавалась я. Все выглядело логично.

— Нет, — отрезали на том конце телефонной трубке. — Так нельзя.

Тут мне ассоциативно вспомнился самый популярный совет девушкам, сидящим на диете. Мол, хочешь кушать — скушай яблочко. А не хочешь яблочко — значит и кушать не хочешь! Все, кто не желал поехать в Анталью в трудный для туротрасли момент, были заведомо объявлены капризными кривляками. А значит, ни отдыха им, ни денег.

Хитрая статья

Турфирмы были бы обязаны вернуть туристам все до последней копейки, если бы не одна оговорка в законе «Об основах туристической деятельности». Согласно 14й статье путешественник вправе рассчитывать на 100% компенсацию путевки, если в стране отдыха есть угроза жизни и здоровья граждан. Угрозу эту должен официально подтвердить либо МИД (Министерство иностранных дел) либо Ростуризм. Но такие заявления ведомства не публиковали. Сложилась парадоксальная ситуация, при которой летать в Египет официально не безопасно, но отдыхать там все-таки можно.

Понятно, что с официальным запретом на посещение Египта, все 250 тысяч туристов (по данным Ростуризма) с недействительными путевками на руках побежали бы возвращать деньги и обанкротили бы всех туроператоров. Но без него — у последних развязаны руки не компенсировать отдых вообще, ссылаясь на форс-мажор.

REUTERS Сколько теперь ни разглядывай с высоты египетские курорты — российского туриста не увидишь…
Фото: REUTERS

— Вы все равно можете требовать компенсации, ссылаясь на эту статью. Но только уже в суде. Впрочем, в любом случае договор расторгался бы именно там, — объясняетюрист Сергей Чистов. — Нет прямых доказательств угрозы жизни для россиян на египетских курортах, но есть косвенные. Суд тоже будет обязан их учесть. Можно ссылаться на статьи 451-453 Гражданского кодекса. Там говорится, что при «существенном изменении условий договора», гражданин имеет право на его расторжение с компенсацией. Ее размер также определит судья. В конце концов, есть 32 статья в Законе о защите прав потребителей — по ней тоже положена компенсация. Таким образом, если не сработает один вариант, можно подавать второй иск и третий.

Кто будет отвечать?

Почему-то при слове «суд» у соотечественников закатываются к небу глаза и вырывается тяжкий стон. Между тем, ничего страшного в этом нет. Бегло проконсультировавшись со знакомым юристом, я спокойно решила, что доведу дело до конца. Ниже — инструкция.

1. Я составила официальную претензию в адрес турагентства. Пишется она в свободной форме, даже от руки. Главное указать, на каком основании тур не состоялся (ссылаться на указ президента 8 ноября о запрете полетов). И попросить расторгнуть договор с возвращением уплаченных средств в полном объеме. 2. Претензию лучше успеть подать до даты вылета, указанной в договоре. Такое заявление, во-первых, хороший показатель для суда, что вы не сидели сложа руки. Во-вторых, достаточное основание для иска. Один экземпляр я оставила себе, другой принесла в агентство для отметки о его регистрации. Там к такому повороту оказались не готовы.

— Вы первая, кто пришли с такой бумагой, — призналась старший менеджер. — Не знаю, что с вами делать.

В фойе было полно народу, разозленного и растерянного. Все требовали вернуть деньги, осаждая кассу.

— Если у меня из трубы на заводе льется металл, и я не успеваю его залить в бочку, а он застывает. То это мои проблемы, как поставщика, а не проблемы заказчика, — пытался перекричать всех мужчина, пытаясь объяснить проблему в доступных ему терминах. — И финансово за это я отвечаю. Из своих денег, между прочим. А вы говорите, мне о каких-то форс-мажорах. Кто за это в ответе? Как никто? Ну кто-то же должен…

В этом гвалте менеджер подбегает ко мне раз в пять минут с новым предложением. Полететь в Турцию. Опять. «Заморозить» деньги в счет оплаты будущей путевки от того же туроператора. На какой срок — никто не может сказать. Может на месяц, может на два. Говорю, что согласна «заморозить» на год. Я не вредничаю. Просто туроператоры предусмотрительно «вздернули» цены на ближайшие путевки раза в два. Скоро Новый год — пик сезона. Лететь сейчас — крайне невыгодно, а весной и летом — вполне. Менеджер обещает подумать. Но претензию я все же регистрирую и оставляю у них. По закону, в течение 10 дней мне должны предоставить официальный ответ.

— И что же вы прямо судиться с нами пойдете? — напоследок уточняет менеджер. — Вы же понимаете, что мы здесь не при чем!

— Понимаю. Только и я тоже не причем. Но все мои деньги при этом у вас. Давайте, — подмигиваю, — поделим по-братски? 50 на 50? Раз мы все здесь не при чем?

Но менеджер, понятное дело, не согласилась.

Источник: vologda.kp.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*